?

Log in

No account? Create an account

* * *

                                                                             памяти ушедших друзей
Мы есть друг у друга,  нас будет кому хоронить,
когда завершится для нас отведенное время...
Мы будем с тобой  друг для друга  единственно теми,
кто будет потом себя  долго жестоко казнить
за то, что когда-то ленился достать телефон,
набрать и сказать, мол,  привет,  как дела…  Ну, и все там такое…
Попробуй теперь разглядеть в беспросветном покое
твой город - быльем поросло, суетой занесен.
Так глупо откладывать целую жизнь на потом.
А что там потом?  Только суп с пресловутым котом...
Хватай  свою ложку, не будь непростительно глуп -
хлебай с наслажденьем соленый шагреневый суп.
Мы есть друг у друга, и этого не изменить.
Как славно, что кто-то приедет тебя хоронить...

Колыбельная

Не плачь, сынок, закончилась бомбёжка.
Спи, мой хороший, я тебе спою…
У нас с тобой убило только кошку,
а у соседей  - сразу всю семью…
Не плачь, взамен обугленного сада
когда-нибудь посадят новый сад.
Там будет в полдень сладкая прохлада,
и ласточки весною прилетят.
Не плачь, потом построят новый город,
где карусели в парке и кино…
Так пела мать… А ночи чёрный ворон
просунул клюв в разбитое окно.
Не плачь! Поешь – чуть-чуть осталось хлеба…
Настанет утро – выйдем за порог.
Там тихо, там гуляет ветерок,
рассеет копоть – будет видно небо…
В каком году? Под Грозным? Под Смоленском
или Славянском?.. Пряча боль свою
на русском, украинском и чеченском
все мамы одинаково поют…

* * *

…вот образы из памяти далекой,

так бережно хранимые душой:

отец читает, выделяя строки

отточенным простым карандашом.

Над скатертью из вытертого плюша

склонённый профиль строгого лица –

отец читает…

Не дай бог, нарушить

проказами занятие отца.

Он для меня, студентки-малолетки,

в газетах, полных всякой лабудой,

как впереди идущий ставил метки

и маячки над мутною водой.

Когда страну кроила перестройка

и рушилась Берлинская стена,

отец не верил горлопанам бойким

и для него опять была война.

А для меня, признаться, было ново –

не знала, что такой у нас отец,

когда он что-то в речи Горбачёва

перечеркнул и написал: «Подлец!!!»

Жаль я тогда не ведала, дурёха,

что мне отец простым карандашом

давал уроки: что такое плохо,

а также, что такое хорошо.

Ведь я тогда ещё не знала горя –

пока был жив, отец меня берёг.

А я рвалась на танцы, в горы, к морю…

Куда – не важно, лишь бы за порог!..

Да, я была неблагодарной дочкой -

он мне тогда казался чудаком.

А он - с бидоном на рассвете к бочке

шёл в очередь за свежим молоком…

И колбаса, и сахар для варенья –

в очередях длиною в полстраны.

Не козырял он удостовереньем

и льготами Участника Войны,

не надевал по праздникам награды.

А мы его тогда не берегли…

А он смотрел усталым светлым взглядом,

и взгляд влажнел под песню «Журавли».

С тех пор меня переменило время –

та девочка узнается с трудом.

И я давным- давно рассталась с теми,

за кем ушла, покинув отчий дом.

В моих часах песочных время тает…

Страна – другая, мир совсем другой.

Но как же мне сегодня не хватает

твоих отметок, папа дорогой…

...

…мы вновь нарисуем друг друга… В проеме
окна – это ты в полупрофиль
в лучах невесомых – Парис обнаженный
на фоне лениво встающего дня.
А я – на диване, дымящийся кофе
пью, в чашку не глядя – смотрю, как рисуешь меня…
Рисуешь пронзительным взглядом влюбленным.
И легкий халатик
распахнут так кстати:
ведь грудь ты рисуешь особенно нежно…
А кудри – стремительно, дерзко, небрежно!..
Выводишь глаза мои линией страстной,
а я – твои руки на ткани атласной.
Мужская ладонь на халатике красном –
как это опасно!..
Мы долго хранили заветные краски.
Рисунки любви и изысканной ласки –
остался лишь росчерк - на память оставь их!..
Рисунки на ощупь теплей фотографий…
Особенно если коснуться губами…

* * *

Запутанных дней тесьма виток за витком с клубка.
Я жду от тебя письма, я жду от тебя звонка…
Лишь два сумасшедших дня из звёздной колоды карт
ты вытянул для меня, хмельной синеокий март.
И мне положил на грудь, там, слева, где сердца стук.
Попробуй теперь, забудь тепло твоих сильных рук.
Попробуй теперь, усни, когда тебя рядом нет!
Похожие тянут дни клубок проходящих лет.
А помнишь – в глазах азарт и наш затяжной полёт?!
Да был ли он, месяц март?.. Растаял, как синий лёд…
У нас в оркестре пылают страсти –
все инструменты давно по парам.
Гобой – с кларнетом (с ним всё ясно),
аккордеон – со своей гитарой.
Арфа сохнет по барабану,
старая дева, толстая дура…
А барабану – по барабану:
он любит скрипку, у той – фигура.
Ей барабан
бил барабан.
С ней барабан
был БАРАБАН!
Не так, чтобы талантливая шибко
(отнюдь не Страдиваривых кровей),
хорошенькая рыженькая скрипка
без мозга в деревянной голове
считала, что он, барабан, - дурачок,
ему не хватает таланта.
Ей нравился ловкий игривый смычок
в изящной руке музыканта.
А барабан,
бил барабан,
ведь барабан
был БАРАБАН!..
Худосочный скрипач,
столь для скрипки желанный,
бессердечный палач
был в глазах барабанных.
Он – подлец и фигляр!
Прятал скрипку в футляр!!!
И барабан
бил барабан!
Он, барабан,
был – БАРАБАН!
Он любил её так, как не сможет любить
никакой контрабас, никакая валторна...
Он хотел бы с ней быть
нежным, тихим, покорным…
Но не смел.
Не умел он, хоть тресни!..
И по-своему пел
свои громкие песни:
бил барабан.
Бил барабан!
Ведь барабан
был барабан…

про ЛЮБОФФЪ

...не износив и пары башмаков,
тех самых... ну, ты помнишь, этим летом...
теперь, как о покойнице - без слов
и что слова, коль все слова - ПРО ЭТО?!
свеча горела, был изыскан слог…
и ОН никак понять ЕЕ не мог:
ему "любовь" - мгновенье, мановенье!..
ему любовь - сплетенье рук и ног,
а для нее "любовь" - судьбы сплетенье…
но ОН - мужчина, и тестостерон
бурлит и фонтанирует по венам!
любовь, как революция мгновенна!..
эрекцию пылающих знамен
окурком тушит в луже…
ОН – прохожий!
ОН с нею мимоходом делит ложе…
а если ЭТО все-таки любовь?..
ФИГНЯ! оставь ее кулисам, тлену…
и не носи тех самых башмаков!..
и я тех туфель больше не надену...
Ой, девчонки! Сегодня приехал ко мне
Принц-красавец на белом красивом коне…
Принц с разбегу вручает привядший букет,
шпоры браво вонзая в дубовый паркет.
Конь с порога стремительно в спальню попёр,
наложив мне «подарков» на новый ковёр.
Принц с влюблённой мольбою глядит на меня:
- Дорогая моя! Накорми мне коня!
Мол, скакали три ночи к тебе и три дня,
Ты прости, дорогая, такая фигня…
Я конечно, стремглав в закрома-погреба:
Как-никак прикатила судьба.
Принцу красного четверть с дороги винца,
Потому как он очень бледный с лица.
И коню (чем их кормят-то, этих коней?)
Всяких разных съедобных фигней.
Конь, мерзавец, из спальни никак не идёт,
а «подарки» исправно кладёт.
В спальне потной конюшней воняет не в мочь!
Ты прощай, наша первая брачная ночь…
Принц напился, на кухне уснул на столе,
разметав свои кудри в варёной свекле.
Вот обидно, девчонки! Ведь столько ждала…
Рушники вышивала – ночей не спала.
Замуж звали почти что четырнадцать раз –
всем давала отказ.
Вы, девчонки, не ждите – учитесь на мне:
Ведь, не дай бог, дождётесь!.. А он – на коне…

Дерево удачи

Наступила осень и Волшебное Дерево начало приносить плоды. Дерево Удачи - волшебное дерево, выращенное из моего намерения, расцветшее на моем желании, поможет Удаче поселиться в вашем доме. Посадите его у себя и наслаждайтесь Удачей, которую оно обязательно принесет!

Я тоже хочу дерево удачи!